Rammstein: Когда кровь рифмуется с любовью

0
11

Кто бы мог подумать, что немецкая рок-группа Rammstein, известная своими мощными, с большой долей брутальности инсценированными шоу, поет чаще всего о… любви. Но об этом свидетельствует статистика: слово «любовь» (по-немецки Liebe) и его производные чаще всего встречаются в текстах песен Rammstein, утверждает AZLyrics.com. За «любовью» следует близкое по тематике «сердце» (Herz). И лишь на третьем месте — «мужчина» (Mann), которое кажется более ожидаемым ввиду состава рок-группы и ее музыкальной и визуальной эстетики.

Далее по списку идут, в частности, «хороший» или «хорошо» (gut), а также «белый» (weiß), «солнце» (Sonne), «кожа» (Haut), «свет» (Licht) и «ребенок» (Kind). Взятые сами по себе, они вызывают в воображении как будто идиллическую картину. Однако встречающиеся у Rammstein несколько реже «ночь» (Nacht) и «холодный» (kalt) уже нарушают эту идиллию, а «кровь» (Blut), «огонь» (Feuer) и «кричать» (schreien) и вовсе ее перечеркивают.

Гёте, Брехт и братья Гримм

Действительно, фронтмен и автор текстов Rammstein Тилль Линдеман (Till Lindemann) в своих песнях жизнеутверждающими мотивами, мягко говоря, не увлекается. В одной из них человека убивают и съедают, в другой в подвале прячет девушку изнасиловавший ее мужчина, в третьей — разъяренная толпа затравливает человека до смерти. В общем, сюжеты для комнаты ужасов.

На выступлении Rammstein в Ганновере в июле 2019 года

На выступлении Rammstein в Ганновере в июле 2019 года

Причем некоторые из них Тилль Линдеман выдумал не сам, а позаимствовал у классиков немецкой литературы. Например, из хрестоматийной в Германии баллады Гёте «Лесной царь» («Erlkönig»). Ее первая строфа в переводе Жуковского звучит так:

«Кто скачет, кто мчится под хладною мглой?
Ездок запоздалый, с ним сын молодой.
К отцу, весь издрогнув, малютка приник;
Обняв, его держит и греет старик».

Линдеман пересказывает стихотворение на новый лад, перенося отца и сына в самолет, летящий над облаками. У классика немецкой литературы лесной царь обращается к мальчику, увлекает его в свое царство, и ребенок умирает на руках у отца. У Rammstein в песне «Dalai Lama» мальчика хочет забрать к себе царь ветров, самолет чуть было не терпит крушение, а отец крепко прижимавший к себе сына, вдруг понимает, что мальчик задохнулся от его объятий.

Есть в репертуаре Rammstein и персонажи из сказки братьев Гримм «Беляночка и Розочка» («Schneeweißchen und Rosenrot»). Они появляются в песне «Rosenrot» и в видеоклипе к композиции «Sonne». Герой песни «Hilf mir», игравший с огнем, поплатился за это своей жизнью, как и Паулина, персонаж из «Struwwelpeter» (в русском переводе «Степка-растрепка»), книги-страшилки для детей, которую Генрих Гофман (Heinrich Hoffmann) написал в середине XIX века в качестве назидания непослушным детям.

Понимай как хочешь

Список парафраз и заимствований Rammstein не ограничивается литературой. Британский музыкант и музыковед Роб Бернс, например, считает, что манера исполнения Тилля Линдемана напоминает выступления певцов немецкого кабаре времен Веймарской республики, а костюмы и сценические декорации отсылают к эстетике экспрессионистского фильма «Метрополис» («Metropolis») Фрица Ланга (Fritz Lang) 1927-го года.

Присутствуют в творчестве Rammstein и более или менее явные отсылки ко времени национал-социализма. Подчеркнуто раскатистое произношение звука «р», хорошо знакомое по аудиозаписям и кинохронике речей Гитлера, логотип рок-группы и сами сценические выступления с использованием пиротехники в поистине монументальных масштабах у многих вызывают ассоциации с эпохой «третьего рейха».

Культуролог Мелани Шиллер (Melanie Schiller) из университета в Гронингене (Groningen) в Голландии убеждена в том, что Rammstein демонстрируют публике стереотипы о Германии, прижившиеся за рубежом. К этим клише она относит «изображение мужественности, преувеличенную демонстрацию закаленного, идеализированного тела, мужской силы, товарищества, а может и восхищение перед злом, насилием. Вновь и вновь в текстах и видео Rammstein затрагиваются такие темы, как вина, страдание, отношения жертв и преступников».

Возможно даже, полагает Мелани Шиллер, что Rammstein рисует своего рода «карикатуру, то есть гротескное, пародийное изображение немецкости», высмеивая при этом не только нацистскую диктатуру, но и всякое проявление тоталитарных идеологий.

Правда, толкование творчества Rammstein, которое предлагает культуролог, — это всего лишь одна из возможных интерпретаций. Музыку и визуальную эстетику группы можно рассматривать и как «идеализацию исконно-немецкой национальной идентичности», — добавляет Мелани Шиллер. Одним словом, простор для интерпретаций в отношении Rammstein очень широк. Этим, наверное, и объясняется то, почему группа пользуется популярностью у самой разнообразной по своим политическим взглядам публики.

Смотрите также:

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here

13 + = 22