Биткоин-леди Алена Вранова рассказала о работе в Trezor и Casa и новом сервисе наследования криптовалют

0
12

Она прекрасно разбирается в экономике и финансах, водит мотоцикл, но, что самое главное, всей душой любит биткоин. Профессионал в области маркетинга и бизнес-девелопмента, Алена Вранова стояла у истоков SatoshiLabs, одной из старейших компаний биткоин-индустрии и разработчика аппаратного кошелька Trezor.

Сегодня Алена Вранова отвечает за стратегическое развитие Casa, американской компании, специализирующейся на обеспечении безопасности криптовалютных активов и разработке полных аппаратных нод для биткоина и сети Lightning Network.

В интервью для ForkLog Алена Вранова рассказала, как пришла в криптовалютную индустрию и помогла в становлении SatoshiLabs, о своей текущей работе в Casa и решениях, которые инженеры компании предлагают в области защиты приватных ключей и развитии систем мультиподписи.

ForkLog: Привет, Алена! Процент женщин в криптовалютной индустрии, к сожалению, почти равен нулю. Расскажи, как ты пришла в нее и что делала ранее.

Алена Вранова: Я родилась в Чехословакии и с 2002 году живу в Праге. Первые десять лет своей карьеры я занималась вопросами развития бизнеса в сфере банковской инфраструктуры. Это был довольно успешный период: мне удалось создать первую сеть франшизы для страховых брокеров и финансовых советников. Впоследствии она превратилась в платформу INSIA, которую позже приобрел Marsh, крупнейший страховой брокер в мире.

Вплоть до 2010 года я продолжала запускать новые проекты, после чего решила начать изучать дипломатию, геополитику и международную монетарную систему. Это было время мирового финансового кризиса, и я поняла, что, хотя и работаю в финансах, у меня нет подлинного понимания денег и власти, и как они взаимосвязаны. Во время учебы я также работала в Société Générale, одной из ведущих мировых банковских групп.

Мне всегда были интересны деньги, мне хотелось понять, в какой форме они наиболее эффективны. Я даже написала статью о международной монетарной системе в условиях кризиса, в которой говорилось о том, что ни одна страна в мире не может печатать имеющие международное хождение деньги без последствий для экономики.

Также я изучала различные виды локальных (местных) валют и специальные права заимствования Международного валютного фонда, пока, наконец, не узнала о биткоине.

ForkLog: Чем именно тебя привлек биткоин?

Алена Вранова: Первое, что я узнала, — биткоин может быть глобальной сетью p2p-транзакций, что он может быть глобальными деньгами. Под глобальными деньгами я имею в виду глобальную резервную валюту, какой сегодня, например, по-прежнему является доллар США. Я думала о том, что резервная валюта будущего — это действительно глобально доступная валюта с p2p-транзакциями или множество криптовалют, выполняющих различные задачи в зависимости от цели и географии, и которые можно легко обменять друг на друга.

Можно сказать, что мой интерес был сугубо академическим, я не занималась майнингом и не была разработчиком, интересуясь исключительно концепцией и теорией денег.

ForkLog: Многим в биткоин-пространстве ты известна по работе в SatoshiLabs. Расскажи, как родилась идея создания компании и какую ты играла там роль.

Алена Вранова: В 2011 году в Праге проходила первая в Европе биткоин-конференция. Там я познакомилась с Мареком Палатинусом aka Slush, основателем SlushPool (первого майнингового пула), но после этого виделись мы редко. В 2013 году он поделился со мной идеей о создании аппаратного кошелька, и я сказала ему, что это надо делать. Собственно, сама идея аппаратного кошелька несколько старше, еще в 2011 году ее вместе со своими студентами пытался реализовать один немецкий профессор, но что-то у него не получилось.

Как бы ты ни было, спустя какое-то время Slush и Павол ‘Stick’ Руснак, который является основателем первого пространства для хакеров в Праге, объединили свои знания и навыки и приступили к работе над аппаратным кошельком. Я присоединилась к ним месяца через два или три, сказав, что хочу помочь проекту: заниматься маркетингом, бюджетом и другими подобными вещами.

На первых порах делала я все это по ночам, потому что в то время все еще работала в Société Générale. На протяжении примерно девяти месяцев мы встречались по вечерам и работали вместе до утра. В какой-то момент я поняла, что либо умру, либо перегорю, потому что продолжать работу в таких стрессовых условиях дальше невозможно. Все взвесив, я приняла решение уйти из традиционных финансов и начать работать в биткоин-пространстве. Именно так и родилась SatoshiLabs.

ForkLog: Созданный SatoshiLabs аппаратный кошелек Trezor стал действительно важным событием для всей биткоин-индустрии. Чем тебе еще запомнилось время, проведенное с этим проектом?

Алена Вранова: Наверное тем, что у нас получилось это сделать. Но это было бы невозможно без Марека и Павола — это действительно талантливые парни. Помимо самого кошелька, они также изобрели несколько стандартов биткоина, которые были затем приняты разработчиками. Например, это был BIP-39, описывающий имплементацию мнемонической (контрольной) фразы для приватных ключей.

Но это была их роль, я же больше занималась развитием бизнеса. Мы не хотели, чтобы Trezor был очередным гаджетом для нердов, мы хотели сделать из него устройство, при помощи которого можно было бы легко хранить биткоины. Поэтому я взяла на свои плечи всю сопутствующую работу, что позволило им не отвлекаться от главного.

ForkLog: Нет ли у тебя разочарования от того, что что-то из задуманного реализовать не удалось?

Алена Вранова: Не без этого. Я хотела, чтобы мы создавали больше приложений для безопасности поверх самого кошелька. Хотя главной целью Trezor и является безопасное хранение биткоинов, это не просто аппаратный кошелек, а находящийся офлайн небольшой компьютер. Он изначально защищен от сетевых угроз, им легко пользоваться, и он может поддерживать множество криптографических стандартов. Я бы сказала, что Trezor — это устройство шифрования общего назначения.

Тем не менее некоторые из моих идей все же были реализованы, например, Trezor Password Manager. Моя мысль состояла в том, что если мы можем шифровать все что угодно, то мы можем шифровать и пароли, и парни реализовали поддержку SSH-логина и GPG-ключей. У меня были и другие идеи, и я думала, что в будущем любой человек на этой планете, который как-то связан с онлайн-миром и цифровыми подписями, должен иметь копию нашего кошелька.

Марек и Павол, однако, хотели направить основное внимание на безопасность кошелька, что, конечно же, также полностью оправданно. Тем не менее, поскольку мы были первыми в этой области, я приобрела большой опыт и узнала много всего нового, например, как создаются и производятся аппаратные кошельки.

ForkLog: Что же в итоге подтолкнуло тебя к уходу из SatoshiLabs?

Алена Вранова: У нас были определенные разногласия относительно дальнейшего развития, к тому же для меня лично любой проект, которым я занимаюсь, начинается с нуля и завершается, когда он становится успешным и прибыльным. Поэтому моя миссия была завершена. У меня хорошо получается запускать проекты, и когда все уже работает, мне становится немного скучно. Обычно после этого я беру небольшую паузу, на полгода или на год, чтобы все обдумать, увидеть более широкую картину и найти новое вдохновение.

Именно так я поступила и в этом случае, и это помогло мне осознать, что Trezor — это фундаментальная часть всей экосистемы биткоина, давшая старт целому рынку аппаратных кошельков. Сегодня на этом рынке есть и другие известные игроки, например, Ledger. Кроме того, аппаратные кошельки, предлагая защиту приватных ключей на индивидуальном уровне, полностью соответствуют базовым принципам биткоина как приватных денег.

ForkLog: Новые изобретения часто приносят новые риски и вызовы. Можно ли сказать то же самое про аппаратные кошельки?

Алена Вранова: Безусловно, с ними появились новые риски, новый слой ограничений. Неожиданно у тебя появляются пользователи, и некоторым из них необходимо обезопасить миллионы долларов в биткоинах, но они к этому не привыкли. Внезапно такие пользователи сталкиваются с сид-фразами, этими 12 или 24 словами, при помощи которых они и защищают свои сбережения, и это для них нечто совершенно новое. Также пользователей могут скомпрометировать, ключевую фразу могут скопировать злоумышленники. Еще люди боятся, что просто забудут ее или потеряют.

Кроме того, за последние годы увеличились случаи физических нападений на держателей криптовалют, и угроза вашему цифровому состоянию происходит не только от хакеров.

ForkLog: В конечном итоге ты заняла должность главы по стратегическому развитию в Casa. Легко ли тебе далось это решение?

Алена Вранова: С основателем Casa Джереми Уэлчем я впервые встретилась в начале прошлого года, рассказав ему о своих идеях того, что мне хотелось создать поверх Trezor. Мне очень пришлось по душе, что свои решения они также делают поверх аппаратных кошельков (Trezor и Ledger), а предлагаемая схема мультиподписи (multisig) полностью устраняет потребность в контрольных фразах. Более того, эта схема защищает тебя от кражи монет и при физическом нападении, поскольку состоит из нескольких аппаратных кошельков, разбросанных по разным локациям. Для того, чтобы совершить транзакцию, нужно получить доступ ко всем ним.

Так что приглашение присоединиться к Casa мне очень понравилось. У нас были общие мысли касательно будущих проектов, и так все и началось.

ForkLog: Первоначально Casa фокусировалась на премиум-услугах для состоятельных клиентов, что ставит определенные ограничения для более широкой аудитории. Планирует ли компания сделать свои продукты более доступными для обычных пользователей?

Алена Вранова: Задача нашей команды заключается в создании программного и аппаратного обеспечения и сервисов, при помощи которых люди могли бы управлять своими финансами. Сталкиваясь сегодня с криптовалютами, ты либо оказываешься в полном одиночестве и вынужден делать бэкап ключей и учить основы криптографии (что в любом случае очень хорошо), либо отдаешь свои монеты посредникам. Ничего другого между этим нет, и именно этот пробел и заполняет Casa. Мы пытаемся создать все необходимое для того, чтобы люди вернули себе приватность.

Можно, наверное, сказать, что наша миссия — оказывать поддержку самостоятельным людям. Для этого мы создаем наши сервисы вокруг Keymaster app, который был представлен несколько месяцев назад. Фактически это менеджер ключей, при помощи которого пользователи могут легко установить мультиподпись для своих биткоинов. Скачать его можно бесплатно, но у нас также есть несколько уровней членства, то есть это модель подписки. Также мы планируем подключить его к Casa Node, потому что пользователям нужен удаленный доступ к своим нодам. Это те части пазла, которые мы пытаемся собрать воедино, превратив все в один простой и понятный опыт.

Таким образом, с одной стороны у нас есть приложение Keymaster, с другой — мы обслуживаем состоятельных клиентов, среди которых есть ранние держатели биткоинов, криптовалютные компании, хедж-фонды и семейные офисы. Услуги институционального уровня, например, крупным банкам, мы впрочем, не предлагаем. Наши клиенты — это менее крупные организации с другими потребностями с точки зрения транзакций.

ForkLog: Для состоятельных лиц услуги Casa, вероятно, имеют ценность, но все же — что с более широким кругом пользователей?

Алена Вранова: Действительно, мы начинали работать прежде всего с состоятельными клиентами, и тогда наши услуги стоили $10 000 в год. Сегодня ситуация совершенно иная, так как мы всегда стремились к тому, чтобы сделать их доступными для всех.

Если посмотреть на наш сайт, можно увидеть различные предложения, в том числе абсолютно бесплатное. Все что нужно для настройки мультиподписи — это мобильный телефон, приложение Keymaster и любой аппаратный кошелек.

Эта услуга бесплатная еще и потому, что мы хотим, чтобы мультиподпись использовали все. Это прекрасная технология, но до сегодняшнего дня ее настройка и поддержание ключей было не самым простым делом даже для технически подкованных пользователей. Просто не было хорошей имплементации.

ForkLog: Что, на твой взгляд, выделяет Casa из других компаний, работающих с криптовалютами и обеспечением их безопасности?

Алена Вранова: Возьмем для примера Keymaster. Там все работает визуально, приложение показывает ключи, и если пользователь потеряет ключ, он может пометить его как скомпрометированный и в течение минуты или двух заменить на другой. Раньше для этого было нужно пройти через утомительный процесс восстановления контрольной фразы, поэтому мы предложили новую концепцию.

Контрольная фраза, эти 12 или 24 слова, — это слабое место в кошельках, потому что у людей возникают проблемы с их защитой, они не знают, где их хранить, чтобы никто их не украл или не сфотографировал или же просто не напал физически. Это единая точка отказа, и если у тебя стандартная мультиподпись 3 из 5, необходимо иметь пять ключей и пять контрольных фраз. Это уже перебор.

Поэтому мы полностью избавились от контрольной фразы. Нашим пользователям не нужно ее записывать, а в случае потери приложение поможет настроить новую мультиподпись в пару простых шагов.

ForkLog: Каких еще принципов придерживается Casa в своей работе?

Алена Вранова: Все, что мы создаем, базируется на принципах финансового суверенитета наших пользователей. Даже если Casa вдруг исчезнет, средства останутся у пользователей. Мы создаем наши решения таким образом, чтобы не делать зла. Когда-то у Google в кодексе поведения компани был прописан девиз «Не сотвори зла», но затем они его убрали. Мы его заменили на «Мы не можем творить зло».

Наши пользователи сами контролируют свои средства, им не нужно заботиться о технической стороне дела и безопасности. Более того, мы даже помогаем им с наследованием криптовалютных средств, а это очень большая проблема, которая до сих пор остается нерешенной. Для этого нужна комбинация программного и аппаратного обеспечения и сервисов, при помощи которой сохраняется доступ к монетам и аккаунты остаются рабочими.

Я, например, хотела бы быть уверенной в том, что после моей смерти мои биткоины окажутся в нужных руках и моей семье не придется ломать голову, как забрать эти средства. Это то, что мы собираемся вскоре предложить нашим пользователям.

Беседовал Andrew Asmakov

Нашли ошибку в тексте? Выделите ее и нажмите CTRL+ENTER

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here

25 − = 22