Что движет феноменом криптовалют: Инвестиционная перспектива — Часть 7

0
71

В предыдущих частях эссе сотрдники фонда Iterative Capital рассказали о Биткойне как об инновации в сфере организационного дизайна. В этой части они более широко рассмотрят эффект этой инновации, её культурную значимость за пределами компьютерной науки, и то, как бизнес может использовать эту технологию для собственного развития.

Часть 1. Что не так с криптовалютным бумом
Часть 2. Исторический контекст
Часть 3. Как организованы ключевые игроки
Часть 4. Человеческий консенсус в криптовалютных сетях
Часть 5. Машинный консенсус через «Доказательство работы»
Часть 6. Как растёт ценность в сетях с «Доказательством работы»

Приближение культурно-исторического момента

Уорд Каннингэм — это инженер, который придумал метафору «технический долг», и он проводит параллели между плохим выбором при разработке ПО и финансовой задолженностью:

«Я придумал метафору долга, чтобы объяснить… случаи, когда люди откладывают работу над софтом и начинают заниматься обучением, но никогда не вкладывают результаты обучения обратно в программу. Это всё равно, что одалживать деньги с мыслью о том, что вам никогда не придется их возвращать. Естественно, если вы так и делаете, то в конечном итог весь ваш доход идет на выплату процентов, а ваша покупательская способность стремится к нулю. Таким же образом, когда вы разрабатываете программу, актуальную в долгосрочной перспективе, и добавляете новые функции, никогда не реорганизуя программу в соответствии со своим пониманием, тогда усилия по разработке начинают занимать всё больше и больше времени».

Мы можем принять это за определение того, что человеческие системы должны эволюционировать по мере того, как их дизайнеры всё лучше понимают человеческое поведение. Если система не развивается наряду с нашим пониманием её целей и динамики, тогда эти системы катятся в «долговую яму». В публичной криптовалютной системе стагнация означает, что злонамеренные и беспечные акторы в конце концов подорвут стабильность сети.

Движение Occupy Wall Street (OWS) возникло всего два года спустя после появления Биткойна, в 2011-м, как ответ на перерыв в заимствовании федеральным правительством новых средств в счёт национального долга из-за превышения лимита Программы по спасению проблемных активов (TARP) на $700 миллиардов, установленного Конгрессом. Можно сказать, что OWS выступило против возникновения государственного долга, сформированного управляющим классом системы.

Биткойн — это похожий протест разработчиков, которые не хотят дальше накапливать технический долг, возникший по вине класса управленцев. И Биткойн, и OWS — это реакции на ощутимые слабости человеческих систем, которые время от времени позволяют небольшим группам менеджеров вогнать в долг всех остальных. Решение Биткойна — это автоматизация управления системой с помощью механизмов, выгодных её участникам.

Размывание институциональных границ

Чтобы объяснить влияние Биткойна, нам нужно возвратиться к Коузу и его теории о том, что фирмы существуют для того, чтобы снижать транзакционные издержки специалистов, совместно развивающих бизнес. Если пиринговые валютные системы могут в достаточной степени снизить стоимость финансовых транзакций, они также могут полностью лишить преимуществ крупные фирмы и заместить их слабо связанными группами малых и средних компаний, разделяющих общую инфраструктуру.

Коуз пишет, что такое направление развития может иметь глубокий эффект на общество, а именно, подорвать законодательство об интеллектуальной собственности и экономику крупных организаций:

«В работе «Природа фирмы» я показал, что при отсутствии транзакционных издержек пропадает экономическое основание для существования фирмы. Я также показал в работе «Проблема социальных издержек», что в отсутствие транзакционных затрат не важно, какие приняты правила — люди всегда могут вести переговоры без необходимости платить за приобретение, дробление и совмещение прав в ситуациях, когда это может повысить ценность производства. В таком мире крупные организации, которые составляют экономическую систему, теряют сущность и цель существования. Чун даже утверждал, что в отсутствие транзакционных издержек «само допущение о праве частной собственности можно отбросить без малейшего отрицания теоремы Коуза», и он, без сомнения, прав».

В следующей книге он также указал: «Бизнесмены будут бесконечно экспериментировать, контролируя больше или меньше, создавая подвижное равновесие» между временными и постоянными работниками. Эти явления также соответствуют заявленным целям Сатоши Накамото и шифропанков, сопротивление которых институтам уходит корнями в обиду на управленческий класс, и на законы, которые защищают и стимулируют создание коммерческих программ.

Тимоти Мэй, топ-менеджер корпорации Intel и первый шифропанк, предсказывал в 1992 году:

«Так же, как технология книгопечатания изменила и ограничила власть средневековых гильдий и устоявшейся структуры общественной власти, так же и методы «криптологики» фундаментально изменят природу корпораций и правительственного вмешательства в сферу экономических транзакций. Вместе с рождающимся информационным рынком криптоанархия создаст ликвидный рынок для любого и каждого материала, который может быть выражен в словах и картинках. И так же, как на первый взгляд незначительное изобретение колючей проволоки сделало возможным огораживание огромных ферм и ранчо, и таким образом навсегда изменило представление о земле и правах собственности на территории Дикого Запада, так же небольшое открытие из тайной ветви математики станет «кусачками» для колючей проволоки вокруг интеллектуальной собственности».

Устраняя посредника, который «размечает» транзакционные издержки на каждом этапе цепочки ценности, небольшие предприятия, работающие на основе инфраструктуры Биткойна, — особенно кооперативы, некоммерческие организации и индивидуальные предприниматели, — могут торговать своими цифровыми товарами и услугами напрямую с конечными пользователями с почти нулевыми расходами на совершение сделок.

На что похоже независимое трудоустройство на основе криптовалют

Индивидуальные предприниматели или небольшие группы разработчиков могут монетизировать проекты с открытым исходным кодом несколькими способами. Они могут портировать ПО на новое оборудование и выдавать лицензию бизнесменам, которые использует это оборудование, или же они могут предлагать услуги по обучению, поддержке и обслуживанию. Другой путь — это контракты с компаниями на разработку программ с использованием открытого исходного кода. У многих разработчиков есть небольшие консалтинговые фирмы. Примером может служить агентство Parity со-основателя Ethereum Гевина Вуда.

Опыт предшествующих проектов бесплатных программ позволяет предвидеть будущее Биткойна. В случае Mozilla Firefox интеллектуальная собственность на браузер принадлежит некоммерческой организации Mozilla Foundation, которая финансируется с помощью пожертвований и корпоративных грантов. Облагаемые налогами операции совершаются через коммерческое подразделение фонда под названием Mozilla Corporation, который был основан в августе 2005 года. Корпорация строит и распространяет Firefox, а доходы получает с переходов из браузера в Google и другие поисковики.

Такая структура «двойной сущности» фонда и корпорации позднее была воспроизведена в других проектах с открытым исходным кодом, включая Биткойн, который развивала группа разработчиков, известных как Bitcoin Core. Некоторые из них позднее открыли коммерческую фирму Blockstream, которая за деньги создает бизнес-приложения на базе блокчейна Биткойна.

Ранее мы установили, что майнеры получают львиную долю богатства, создаваемого сетью Биткойн, и в результате они могут стать важным источником капитала для разработки. Многие масштабные майнеры выпускают собственное оборудование и управляют майнинг-пулами.

Охота за наградой — это другой подход в сфере создания ПО. Согласно официальной статистике, 10 лет назад в США насчитывалось 42 миллиона фрилансеров, а сегодня их уже 53 миллиона. Их вклад в ВВП страны оценивается в $715 миллиардов. Всё больше фриланс-платформ предлагают сдельную оплату, или, если говорить в терминах разработки софта, оплату за решение проблемы.

Работа таких площадок, как GeekBoy, HackerOne, ZeroCOpter, CugCrowd и Gitcoin позволяют разработчикам брать контракты и получать оплату за решение той или иной проблемы, а не за потраченное время.

Многие корпорации десятилетиями использовали термин «награды за баги»; ниже можно увидеть, как этот метод для борьбы со слабостью системы безопасности использует популярный блокчейн-проект Augur:

Пожалуй, лучший пример системы охоты за багами на основе Биткойна — это ресурс BitHub, созданный шифропанком и создателем мессенджера Signal Мокси Марлинспайком. С помощью BitHub приложение Signal получает два преимущества:

  • позволяет Signal Messenger получать пожертвования в биткойнах;
  • создаёт для разработчиков систему поощрения в биткойнах за баг-фиксы;

Так проекты могут «нанимать» и удерживать высококвалифицированных талантливых специалистов, сохраняя их полную анонимность. При этом трудовые отношения возникают только от случая к случаю. Signal находится среди наиболее рейтинговых приложений безопасных мессенджеров. В частности, в Signal были чаты сотрудников предвыборного штаба Хиллари Клинтон, по крайней мере с августа 2016 года, среди других анти-хакерских решений.

Расследуя бизнес-модель альткойнов

Поскольку Биткойн развивается как «базар» и у него отсутствует маркетинговый отдел, со стороны может показаться, что развитие идёт хаотично и по всем признакам организовано «хуже» по сравнению с созданием коммерческих программ. Будучи бесплатным ПО, каждый может скачать код Биткойна и создать его «частную» альтернативу.

Запуск альткойна даёт вам финансовую возможность воспроизвести стабильность корпоративной занятости без необходимости отвечать перед инвесторами (но только перед пользователями и майнерами!). В чём же отличия?

В контексте криптовалют мошенничество («скам») — это проект, который:

  1. Не будет «выращивать» или удерживать свое сообщество разработчиков, и будет предотвращать любую возможность вирусного роста или стабильности.
  2. В его сети активно сокращается количество полных узлов или майнеров.
  3. Не предоставляет платформу для развития экономической активности по какой-то другой причине.

Не все операторы сети являются мошенниками. Для новой сети сознательные действия, направленные на ограничение роста сети, могут служить знаком того, что команда проекта не уверена в долговечности сети. Таким образом, признаком некачественных проектов может выступать тактика краткосрочного планирования его команды. Хотя не существует теста на жизнеспособность проекта, следующие характеристики могут восприниматься как «красные флаги»:

  • Сеть управляется единственной коммерческой организацией;
  • Любой компонент ПО проекта — самостоятельно разработанный;
  • Решения об изменении кода закрыты для внешних участников;
  • Процесс развития — частный; только внутренние участники знают о том, как принимаются решения;
  • В проекте заявлен открытый исходный код, но многие его имплементации политически нежизнеспособны.

Препятствия для конкурентоспособности альткойнов

Биткойн — это сложный код, который вобрал в себя 12 лет блестящих разработок. Начало с нуля означает необходимость заново решить те же проблемы; разделение сети и попытка работать на незнакомом коде может означать бесконечное разочарование по мере выявления его особенностей. Самый большой вопрос для проекта в ситуации конкуренции с Биткойном — необходимость соответствовать тысячам часов, потраченных разработчиками-добровольцами.

Ускорение стандартной скорости разработки, организованной по принципу открытого распределения, требует придумывания новых трюков, потому что обычные методы, — привлечение денег, выплата зарплаты и центральное планирование, — обычно заканчивается сокращением уровней «притяжения разработчиков» и «притяжения оборудования», а не повышением этих параметров.

Децентрализованные автономные компании — попытка преодолеть эту проблему, используя обычные корпоративные «морковки на веревке»: ресурсное планирование, зарплаты и стабильную занятость, но без ужасных менеджеров. Это может позволить увеличить скорость внедрения проекта без введения нежелательных мер, но эффективность такого подхода ещё только предстоит выяснить.

Криптовалютная сеть, управляемая децентрализованными автономными компаниями, становится интересной, когда отвечает следующим требованиям:

  • Её архитектура схожа с Биткойном, а безопасность базового уровня обеспечивается протоколом «Доказательства выполнения работы»;
  • Монеты сети можно обменять на биткойн с помощью «атомарного свопа», без доверенной централизованной третьей стороны;
  • Устойчивы к атакам форков со стороны крупных асик-майнеров, поскольку имеют большой хэшрейт или специальные механизмы защиты;
  • Могут использовать гибридные протоколы «Доказательства выполнения работы» и «Доказательства владения долей» для улучшения справедливости человеческого консенсуса;
  • Имеют механизм, с помощью которого сообщество сторонних разработчиков может достигнуть масштаба, при котором скорость развития будет сравнима с таковой же Биткойна;
  • Не контролируется диктатором, который снижает уровень веселья и свободы добровольцев в открытом распределении, убивая всё «притяжение разработчиков»;
  • Обладает талантливой командой, привлекающей множество инженеров и вызывающей восхищение, для тестирования лимитов командного масштаба;
  • Где аккумулируется ценность для инвесторов.

Кому выгодна работа публичных криптовалютных сетей? Следующие суждения отражают выдающиеся возможности для капитала.

Дано. Биткойн — это самоорганизующийся инфраструктурный проект, который обеспечивает гибкую занятость и интеллектуальные стимулы для техов.
Смысл. По этим причинам, биткойны сами по себе — это ценные предметы коллекционирования среди техов, которые составляют критический и растущий сегмент рынка труда. С развитием инфраструктуры растёт воспринимаемая ценность.

Дано. Благодаря 10-летнему успеху Биткойна и прекрасной базе участников его развитие превосходит все остальные блокчейн-проекты, кроме нескольких исключительно компетентных. Немногие проекты смогут выжить в будущем без инноваций в модели стимулов Биткойна, ускорения разработки без создания «технического долга» и достижения функциональности и безопасности сети на уровне Биткойна.
Смысл. Со временем вся ценность класса активов превратится в горстку недооценённых криптовалют, которые использовали децентрализованные автономные компании или гибридные консенсусы управления для достижения проектом уровня конкуренции с Биткойном.

Дано. В крупной и безопасной криптовалютной сети майнеры подобны акционерам в концепции Гэлбрейта: не имеющие значение для развития, но всё же собственники.
Смысл. Производители оборудования, операторы крупномасштабных ферм и провайдеры связанных с майнингом услуг будут накапливать у себя богатство, создаваемое в Биткойне и других криптовалютных сетях во время выпуска монет, несмотря на затрачивание ими гораздо меньших человеческих ресурсов, чем разработчиками, которые вносят добровольный вклад в развитие.

Дано. Скорость, низкая стоимость операций и свойство окончательности расчётов транзакций сетей «второго уровня», построенных на базе основных криптовалют, сделают их идеальными для платежей в сфере ритейла и электронной коммерции. Они составят конкуренцию системам Visa, Mastercard и Paypal (сеть Lightning уже хорошо объяснили другие).
Смысл. Появится много соперничающих сетей второго уровня с открытым исходным кодом (такие как Lightning) и частных проектов (такие как ICE). Расширение инфраструктуры в сети второго уровня станет чрезвычайно ценным с ростом ликвидности; к таким элементам инфраструктуры относятся приложения кошельков, биржи и внебиржевые площадки. Во-вторых, расширение инфраструктуры будет служить естественным «порталом» для электронной коммерции.

Дано. По мере увеличения объёма криптовалютных транзакций основные платформы, такие как Apple iTunes и Google Play будут продолжать блокировку криптовалютных приложений и цифровых активов на мобильных устройствах, защищая платёжные фреймворки Apple Pay и Google Pay, которые разработчики этих платформ вынуждены использовать для продажи цифровых товаров. Такой «апартеид» создаст спрос на сторонние смартфоны для сохранения приватности, которые будут работать на операционных системах на основе Linux, GNU или BSD, и в которых криптовалютные протоколы будут встроенными (уже возникла как минимум одна подобная модель).
Смысл. После асик-майнеров смартфоны станут второй по ценности категорией устройств с криптовалютной спецификой, чьи цены будут деноминированы в криптовалютах. Эти устройства станут точками распространения и скопления для продуктов и сервисов, разрабатываемых на основе Биткойна и других блокчейн-сетей, и которые предлагают «предприимчивые последователи».

Дано. Компании, разрабатывающие программное обеспечение как сервис (SaaS), вынуждены конкурировать с бесплатным ПО, создаваемыми массами добровольцев, несут ненужные расходы из-за строгой штатной иерархии. Из-за конкуренции они будут нести финансовые потери, форсируя консолидацию и увольнения. Многие из этих компаний запустят конкурирующие системы на основе блокчейна, но те на практике тоже будут дорогими и небезопасными. Это может вызвать неожиданную разочарование в «блокчейне-не-криптовалюте» для крупных софтверных компаний.
Смысл. Мы ожидаем, что в начале 2020-х случится бум частного акционерного капитала, при котором будет широко использоваться токенизированное долговое финансирование с целью проведения волны враждебных поглощений, разделения крупных публичных технологических компаний, удаления элементов техноструктуры и реорганизации команд в сторону автономности и открытого распределения. Будут выпущены новые цифровые финансовые продукты, которые дадут инвесторам потоки дохода от индивидуальных команд, продуктов или сервисов, которые раньше были объединены в одну компанию. В этом случае публичные акции станут корзинами «атомизированного капитала», который будет отражать эффективность каждой составляющей единицы в данной цепочке стоимости; разделение между юридическими лицами и юрисдикциями перестанет быть существенным фактором при выпуске государственных и частных ценных бумаг. Такая деятельность будет проводиться под руководством инвестиционных групп, ведомых инженерами, а не действующими организациями, которые не смогут сохранить надлежащий уровень инженерных талантов для продолжения своей деятельности.

Принятие последнего аргумента будет равносильно устранению посредников из большого капитала. Эта идея была положительно встречена в социальных сетях, как показано ниже.

Чего следует избегать инвесторам

Первичных предложений монет (ICO). Как мы обсудили, криптовалютные проекты считаются качественными только тогда, когда привлекают добровольцев-разработчиков. Предварительно выпущенные токены продают «инвесторам», а львиную долю доходов отдают команде — это создает прочное основание для появления «технического долга» и системы командно-контрольного менеджмента, из-за чего проект в конечном итоге покидают самые талантливые сотрудники, а функциональность его сети падает вместе с ценой токена.

Советников ICO и диверсифицированных фондов альткойнов. Лидер рынка, Биткойн, приобрел невероятную популярность в среде разработчиков, майнеров и розничных инвесторов. Он обладает сильным сетевым эффектом. Немногие проекты смогут выдержать конкуренцию с Биткойном, и они станут успешны по причинам, описанным в данном эссе — причинам, которые многие «эксперты» по ICO нашли бы удивительными и контр-интуитивными. Чрезмерная диверсификация убьёт большинство криптовалютных инвестфондов, в портфеле которых слишком мало биткойнов.

Криптовалюты, поддержанные венчурным капиталом, и частные блокчейны. 10-летний горизонт планирования инвестиций в фондах венчурного капитала ограничивает долгосрочное мышление, так как компании вынуждены бросать пыль в глаза инвесторам каждый раз, когда им необходимо рекапитализироваться. Такая «фандрайзинговая беговая дорожка» склонна демонстрировать нарративы в маркетинговом стиле и «вау-качества», которые способствует накоплению технического долга. Как мы выяснили, такие системы не могут конкурировать с проектами открытого распределения и низким уровнем затрат в них.

Категоризация монет с точки зрения инвестиций

В этой работе мы обсудили контекст и истоки культуры хакеров, движение за свободное ПО, шифропанков и валютную систему Биткойн, которая стала возможна благодаря всем этим явлениям. Мы убеждены в том, что есть значительное число людей, которые ценят Биктойн по причинам, о которых мы рассказывали ранее.

Какие ещё есть ценные монеты? Разработка критериев на основе указанных выше нарративов — достаточно простой путь. Для тех, кто ценит Биткойн, альткойны также являются ценным активом в случае, если они соответствуют критериям, описанным в части 6, но с использованием несколько других техник. Монеты становятся менее ценными, если в них начинают превалировать более традиционные, иерархические, корпоративные процессы разработки.

Вот как следует классифицировать монеты:

Что движет феноменом криптовалют: Инвестиционная перспектива — Часть 7Что движет феноменом криптовалют: Инвестиционная перспектива — Часть 7

Верхний левый квадрант. С этой части инвесторам точно не следует начинать; монеты здесь — проекты в корпоративном стиле, степень притяжения разработчиков в которых неизбежно будет ниже, а транзакционные издержки — выше, а также больше багов и меньшая стабильность, нежели чем в публичных блокчейнах с открытым исходным кодом.

Нижний правый квадрант. В этой части расположен Биткойн вместе с похожими проектами с открытым исходным кодом, форками Биткойна. Хотя форк может начаться усилиями всего одного разработчика, к нему быстро могут присоединиться другие энтузиасты, если их привлекут отличительные характеристики нового проекта.

Нижний левый квадрант. Здесь содержатся проекты свободного ПО, которые могли возникнуть в нижнем правом квадранте. Одним из проектов, который постепенно перемещается из нижнего правого квадртанта в нижний левый, судя по всему, выступает Ethereum. В проекты этих квадрантов в целом можно инвестировать, но миграция из нижнего правого — это негативный признак для блокчейна.

Верхний правый квадрант. В этой части находятся проекты, являющимися попытками дополнить Биткойн в форме ускорения развития с помощью автоматизации управления сетью и без внедрения элементов централизации (например, технический долг и недостаток открытого распределения). Проекты в этом квадранте могут просто соскользнуть в верхний левый квадрант, если они плохо исполнены. Это сделает их менее привлекательными для инвесторов.

Вывод: что движет феноменом криптовалют?

Биткойн характеризуется главным образом как система цифровой валюты, построенная в ответ на централизованную банковскую систему. Но такая интерпретация искажает реальные мотивы для построения системы частной валюты, которая должна избегать мира, где доминируют корпорации, Уолл-стрит и принцип постоянной занятости, технический долг, моральные риски, аморальные императивы и сервисы со встроенной слежкой и рекламой, которые собирают данные о своих пользователях.

Для разработчиков появление Биткойна и криптовалют символизирует выход (или частичный выход) из системы трудоустройства на основе корпоративных финансов в пользу работы по принципу открытого распределения, который стал возможен на основе однорангового взаимодействия, в обмен на валюту, от которой ожидают повышения ценности.

Фриланс и индивидуальное предпринимательство уже популярно в Кремниевой долине, среди людей «Поколения X» и миллениалов, потому что такой образ жизни даёт им возможность самостоятельно выбирать направление работы и быть добровольцами.

Высококвалифицированным технарям уже надоели «высокие технологии», стремление к прибыли и технический долг. Преимущество на стороне индивидуальных инженеров; вот почему мы процитировали топ-менеджера Uber в предисловии, который говорил, что компанию могут «поиметь», если она «не сможет нанять хороших инженеров».

Этот «выход» из мейнстримной системы занятости является причиной того, что некоторые представители класса инвесторов могут воспринять Биткойн как угрозу:

Если технологи массово выйдут из корпоративно-финансовой системы, снижение доступных работников на рынке труда может помешать техническому развитию публичных компаний, банков и правительств, услуги которых уже сильно цифровизированы.

Если технологи построят дешевую, приватную и надежную «альтернативную финансовую систему», и если такая система не будет регулироваться или участвовать в налоговой системе государств, тогда активность бизнеса перейдет в такую систему с целью снижения транзакционных издержек. Такой переход вытянет ценность из фондового рынка и рынков форекса, реальных активов, разрушит прибыльность существующих финансовых услуг.

Мы уверены, что эти опасения позволяют понять смысл реплики Уоррена Баффетта, который сказал, что Биткойн — это «крысиный яд». Такое высказывание похоже на цитату Стива Балмера об операционной системе Linux, которую он охарактеризовал её как «раковую опухоль», способную уничтожить Windows. Для администраторов дорогих, частных монополий бесплатные системы с открытым исходным кодом поистине смертоносны.

Цитата Чарли Мангера о том, что криптовалюты — это «дерьмо», также включённая в предисловие, отражает более тонкую реакцию и меньшую угрозу, чем у его бизнес-партнёра. Криптовалюты воспринимаются как «худшая» версия существующей системы, но также понятно, что эта «худшая» замена более интересна молодым людям; Мангера просто смущает то, что принцип «Чем хуже, тем лучше» выражается в том, что финансовая система создаётся в цифровом виде, а не на бумаге. Он никогда не участвовал в разработке ПО и не знает о «Стиле Нью-Джерси», но он в этом не виноват.

Резюме

За последние 50 лет технари создавали культуру разработки программ за пределами институциональных рамок. Из этой культуры выросло движение за крепкие, приватные и самоорганизующиеся системы.

Выражением этого видения стал Биткойн, который закладывает основу для работы в сфере информационных технологий, но без бюрократии. С учётом того, что мы знаем о моральной составляющей борьбы шифропанков с институциональным надзором, легко увидеть, почему чувство справедливости стало в центре групп самых ярких защитников Биткойна. Уильям Шэтнер правильно уловил это в 2014 году:

Не будучи новшеством, Биткойн показал себя угрожающей альтернативой организационным устоям и опирающимся на них крупным коммерческим предприятиям. Он может стимулировать радикальное разделение в среде корпоративного бизнеса, поскольку снижает транзакционные издержки для внедряющих его учреждений. Тогда как эффекты такого «разукрупнения» непредсказуемы, ясно, что в дальнейшем ценность станет аккумулироваться в бизнесе, связанном с криптовалютами; у производителей оборудования и операторов, которые сдают сети в аренду свои компьютерные ресурсы; и в бизнесах, которые будут строиться на основе сетей второго уровня.

В последней части эссе мы рассмотрели потенциал влияния Биткойна на общество и экономику в случае его успеха, и чего можно ожидать от поведения его цены. Мы изучили, почему большинство альткойнов обречены, предоставили руководство к тому, чего следует избегать инвесторам, а также вывели гипотезу о том, где будет накапливаться ценность по мере распространения криптовалют.

Подписывайтесь на BitNovosti в Telegram!

Делитесь вашим мнением об этой статье в комментариях ниже.

Источник

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here

13 + = 15