Мигранты с ВИЧ в Берлине: русскоязычное большинство

0
11

Сотрудник берлинской организации помощи больным СПИДом — Berliner AIDS Hilfe — Серджиу Грималши (Sergiu Grimalschi) говорит на десяти языках. Но чаще всего — на русском. Потому что подавляющее большинство посетителей, которые приходят за помощью и советом в офис благотворительной организации для ВИЧ-инфицированных в столице Германии — выходцы из стран бывшего СССР. В год Серджиу Грималши дает около полутора тысяч консультаций, и порядка 80 процентов из них — для русскоязычных клиентов.

Большинство мигрантов с ВИЧ — русскоязычные

52-летний уроженец Румынии Серджиу перебрался в Германию больше 20 лет назад, выучился на социального работника еще во времена кризиса с беженцами с Балкан и долгое время работал с наркоманами и проститутками.

Его сегодняшняя задача — помощь ВИЧ-инфицированным мигрантам в Берлине, от организации доступа к бесплатной медицине до психологической поддержки и решения социальных проблем. «Большинство ВИЧ-инфицированных мигрантов сегодня в Германии — русскоговорящие», — говорит он.

Этот феномен еще 20 лет назад никто не мог предсказать. В начале 2000-х основными клиентами подобных консультаций были выходцы с африканского континента. Но в последние полтора десятка лет на первые места в печальном рейтинге ВИЧ-позитивных мигрантов в Германии вышли выходцы из стран бывшего СССР. По словам Серджиу Грималши, перелом наступил после того, как в России и в Украине начались перебои в обеспечении ВИЧ-инфицированных медикаментами, а также после вступления в ЕС прибалтийских стран и отмены виз для граждан Грузии. Но сегодня Россия и Украина с огромным отрывом лидируют в списке стран, где ВИЧ распространяется быстрее всего.

Бегство от дискриминации в России

Серджиу Грималши

Серджиу Грималши

Одна из ключевых «целевых групп» Berliner AIDS Hilfe — гей-беженцы из России. Как говорит Грималши, в последнее время в Берлин перебирается много высокообразованных людей, которые подвергаются дискриминации у себя на родине. От врачей и юристов до бортпроводников крупных авиакомпаний — состоявшиеся в профессиональном плане личности в один прекрасный день понимают, что их права ограничиваются из-за ВИЧ-инфекции, бросают все и бегут в Европу.

Недостаточное лечение на родине (а в России не хватает медикаментов для ВИЧ-инфицированных) может быть поводом для предоставления трехлетнего вида на жительства в Германии по соображениям гуманитарного характера. Тем, кто получает такой статус, предоставляется не только жилье, но и бесплатный доступ к медицине. И таких немало: по словам Грималши, на данный момент времени процедуру рассмотрения статуса беженца в Берлине проходят порядка 100-150 геев из России (их общее число он оценить не берется).

Последний пример — ВИЧ-инфицированная гей-пара из России, оба партнера с высшим образованием. Одному из них было отказано в трудоустройстве в госструктурах из-за сексуальной ориентации. В результате они подали заявление о предоставлении статуса беженца в Берлине — прописанные им в России лекарства не подходят, немецкий врач уже выдал справку о недостаточности лечения на родине.

Еще одна категория посетителей — ВИЧ-инфицированные «наркобеженцы» из России. Среди них немало тех, кого преследуют власти за хранение или продажу наркотиков. Но несмотря на разные судьбы и карьеры, у русскоязычных ВИЧ-инфицированных в Германии очень похожие проблемы — языковой барьер, непонимание немецкой системы здравоохранения и… пассивная жизненная позиция, говорит Грималши. «Они постоянно ждут распоряжений сверху, а в Германии принято, что пациент что-то делает сам. Людям из бывшего СССР это трудно понять», — поясняет он. Даже запись на обычное медицинское обследование требует определенных усилий со стороны пациентов — одного телефонного звонка иногда бывает недостаточно.

Всплеск обращений от граждан Грузии

В год Серджиу Грималши дает порядка полутора тысяч консультаций. В последний год он наблюдает всплеск обращений от ВИЧ-инфицированных из Грузии, которым для поездки в Европу больше не нужны визы. Но самая трудная клиентура, по его словам, это ВИЧ-инфицированные чеченцы. Их сообщество очень закрытое, поэтому работать и говорить с ними непросто.

По его словам, фундаментальная разница немецкого подхода к ВИЧ заключается в том, что ни врачи, не социальные работники не позволяют себе оценочных и тем более осуждающих высказываний в адрес ВИЧ-инфицированных. «Мы принимаем всех, кто к нам обращается — и делаем это уважительно», — объясняет Грималши. Двери его кабинета открыты два раза в неделю с 12 до 18 часов для всех желающих в порядке живой очереди, а в остальные дни — по записи.

Смотрите также:

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here